Сброс
[ A+ ] / [ A- ]
Вы тут:  Главная Новости Гани Калиев поддерживает Министра сельского хозяйства РК Асылжана Мамытбекова

Гани Калиев поддерживает Министра сельского хозяйства РК Асылжана Мамытбекова

Министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков порадовал пять сотен друзей в Фейсбуке, опубликовав в социальной сети бодрый отчет о своей двухлетней безупречной работе, пишет газета «Время».
Глава ведомства похвастался достижениями: мол, при его непосредственном участии восстановлена государственная ветеринарная система, поменялся подход к субсидированию растениеводства, изменилась классификация племенного скота. Есть и новая задача — привлечь частных инвесторов в село. «Апрельские тезисы» министра газете «Время» прокомментировал известный ученый, лидер партии «Ауыл» Гани Калиев.
— Глава Минсельхоза опубликовал свой отчет не в официальных СМИ, а на своей страничке в Фейсбуке. На ваш взгляд, Гани Алимович, кому было адресовано это послание, если учесть, что Интернетом у нас в основном пока пользуются городские жители?
— Да, у нас 47 процентов населения живет в селе. Но это не значит, что Интернета там нет. Современный фермер держит документацию в компьютере, обменивается опытом с коллегами по электронной почте. Уж поверьте мне — я это знаю не понаслышке: с коллегами по партии общаемся не только по телефону, но и посредством Интернета.
Думаю, министр правильно сделал, что разместил отчет в Сети. Это повышает доступность информации. В официальной прессе текст был бы значительно изменен, многие не стали бы его читать. А здесь человек простым языком рассказал, чем занимался последние два года. Главное — признал, что выделяемых государством средств сельскому хозяйству не хватает. Мы уже много лет об этом кричим. Надо в 3-4 раза увеличивать финансирование, чтобы спасти крестьянина и село.
— Министр в первой части своего отчета с гордостью отмечает, что при его непосредственном участии восстановлена работа государственной ветеринарной системы. По его словам, семь последних лет за скотиной никто толком не следил. Это действительно так?
— Да, подтверждаю эти слова. Я был депутатом мажилиса с 1999 по 2004 год. Тогдашний министр сельского хозяйства (Сауат МЫНБАЕВ. — М. К.) приезжал в парламент, где рассказывал нам о необходимости отпустить ветеринарию в конкурентную среду. Тогда же, кстати, в руки частников отдали и контроль за продуктами на рынках. Я возражал, говорил о том, что за здоровьем нации должно следить государство, а не коммерсанты, что частный ветеринар за взятку пустит больной скот на рынок, а потом испорченный продукт заразит людей… Что в итоге? 80 процентов поголовья находится в руках мелких фермеров. Никакого контроля нет. Скот болеет, сотни тысяч голов уничтожают. Россия уже наше мясо не закупает. И если сейчас возрождается государственная ветеринарная служба, это действительно достижение, которое следует отметить.
— Знакомый ученый рассказывал, что типовые республиканские ветеринарные лаборатории — золотое дно для казахстанских чиновников. Каждое здание стоит 120-130 миллионов тенге, при этом фактически половина площадей не используется, но лаборатории продолжают строить. Зачем? Вы не находите, что этот проект (да и не только этот) с двойным дном?
— Наше государство уже давно стало чемпионом мира по коррупции. Самый мелкий аким заинтересован в том, чтобы на его территории шла какая-нибудь государственная стройка. Тогда можно «зарабатывать». И чем дороже проект, тем лучше. При этом, во-первых, ни один проект не сдается вовремя, а, во-вторых, его стоимость по ходу строительства возрастает. Поэтому любая хорошая идея извращается. Каждую государственную стройку я называю памятником алчности.
Есть подобные примеры и в сельском хозяйстве. Понастроили в свое время убойных животноводческих пунктов по всей стране. При этом с учеными не советовались, расчеты не делали: никто и не думал, есть ли вокруг площадки скот, достаточно ли рядом кормов, какого они качества, удобно ли крестьянину везти корову именно в это место. В результате часть пунктов не функционирует, государство несет убытки. Кого-то за это наказали? Нет. Вот если человек тысячу тенге украдет, то обязательно сядет в тюрьму! А миллиардами воруют — и ничего, продолжают работать на «благо» государства!
У нас система контроля выстроена неправильно. За расходами чиновников следят другие чиновники, а общественность в стороне — ведь в парламенте тоже бывшие чиновники, при том, что гражданские институты отсутствуют. При таком отношении к бюджетным деньгам воровать будут и дальше.
— Кстати, глава Минсельхоза уделил внимание субсидиям — теперь государство не только будет вкладывать свои деньги в сельское хозяйство, но и сосредоточит усилия на привлечении частных инвестиций. Реально ли заинтересовать большой бизнес и банки второго уровня аграрными и животноводческими проектами?
— Субсидий катастрофически не хватает. Сейчас у нас государство дает 7 долларов на гектар пашни. В России эта сумма в три раза больше. В Белоруссии — 250 долларов! При этом качество грунта лучше, чем у нас. И даже эти мизерные деньги у нас старались в первую очередь отдать тем, кто внедряет новые технологии. Кому они в итоге доставались? Крупным хозяйствам. Простой фермер, работающий на старой технике, оставался без поддержки. Хотя 60 процентов урожая зерновых дает мелкий и средний крестьянин! И он это делает без субсидий. Поэтому я не думаю, что сейчас банки выстроятся в очередь, чтобы помочь фермеру и вместе получить прибыль. Давно ведутся разговоры о том, что нам нужен специализированный сельскохозяйственный банк, где работают специалисты. А что толку?..
— Национальный банк категорически против появления такой кредитной организации…
— Нацбанк должен отстаивать интересы нации, народа. У него приоритетом должно быть развитие реальной экономики, а не формальное монетарное манипулирование денежной массой. Почему в других странах есть аграрные банки, успешно функционирующие и приносящие прибыль, а у нас это невозможно? Ведь обычный коммерсант десять раз подумает, прежде чем пойти на сделку с фермером. Ему проще дать денег на семена и топливо, а потом забрать весь урожай. Так многие олигархи и работают, кстати. Да, можно сказать, что частный капитал идет в село. Вот только он не думает о его развитии. Олигарху нужно только одно — извлечь прибыль.
— Часть своего отчета министр посвятил проблеме скотоводства. Как известно, теперь у нас в стране нет племенных хозяйств — есть только племенные животные. Вы с таким подходом согласны?
— Давайте честно признаем: мы упустили из-под контроля племенное животноводство. Еще в прошлом веке отечественные ученые занимались разведением скота, способного переносить наши жару и холод. Многие годы скрещивали лучшие местные породы с зарубежными. Были селекционеры, всю жизнь посвятившие разведению уникальных казахстанских пород, были целые племенные заводы. Когда разогнали совхозы и колхозы, часть скота пошла под нож, часть разобрали по дворам. Поэтому сейчас говорить о племенных хозяйствах смешно. Понятно, что давать животным звания племенных — мера вынужденная. Чтобы действительно возродить легендарные породы, нужна всеобщая инвентаризация поголовья. Нужно найти лучшее поголовье, выкупить его у фермеров, собрать в крупные племенные хозяйства. Но на это власти идти не хотят.
— Асылжан Мамытбеков в своем отчете ни словом не обмолвился об аграрной науке. А между тем государство ежегодно выделяет на финансирование АО «КазАгроИнновация» 11 миллиардов тенге — деньги, предназначенные на научные разработки. При этом особых результатов работы ученых мы не видим. Как вы считаете, оправданны ли эти расходы?
— Поймите: ученый не строитель. Он не строит дом или забор. Его труд многолетний, требовать от него сиюминутных результатов неправильно. Но я согласен с тем, что в научной среде у нас не все в порядке. Во-первых, ученые получают копейки. Много лет назад я был директором НИИ. Получал 600 рублей в месяц. Министры в те времена зарабатывали 350-500. Молодежь стремилась в науку. Я помню ту атмосферу: мы много спорили, проводили на работе дни и ночи. Должности были выборными. То есть доктор или кандидат наук должны были доказывать на деле, что достойны возглавить отдел или НИИ. Сейчас, к сожалению, научного работника никто не ценит. Он получает мало, его права нарушаются. Если человек посмеет открыть рот, с ним просто не продлят контракт. К науке присосались менеджеры — те, кто отношения к ней не имеет, зато рассказывает профессорам, как надо работать. Мы подсчитали, что содержание штата АО «КазАгроИнновация» съедает 15 процентов всего бюджета, выделяемого на аграрную науку! При этом очень многие ученые сомневаются в эффективности этой организации. Недавно была организована встреча научных работников сельского хозяйства. Обсуждали, в том числе и сложившуюся ситуацию. 80 процентов ученых проголосовали за то, чтобы Министерство сельского хозяйства упразднило «КазАгроИнновацию». Не нужно нам это акционерное общество, сегодня выполняющее функции посредника и надзирателя. Пойдем с этим решением к министру. Надеемся, что он нас поддержит…
Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

http://www.zakon.kz/4553436-gani-kaliev-k-selkhoznauke-prisosalis.html

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Система Orphus