Сброс
[ A+ ] / [ A- ]
Мына жердесіз:  Басты бет АӨК туралы басылымдар (RU) Поле меняет расклад

(RU) Поле меняет расклад

Важно обеспечить перевод на инновационные рельсы агропромышленного комплекса. Это наша традиционная отрасль. Глобальная потребность в продовольствии бу­дет возрастать. В этот сектор пойдет больше инвестиций. Поэтому нынешние фермеры должны заботиться о росте производства, а не довольствоваться краткими достижениями, связанными с погодными условиями. Конкуренция в глобальном агропроизводстве будет возрастать. На земле должны работать прежде всего те, кто внедряет новые технологии и непрерывно повышает производительность, работает на основе лучших мировых стандартов.

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, Президент Республики Казахстан

В базовые ориентиры на пути в число 30 развитых государств планеты Президент страны включил и реформы в сфере сельского хозяйства. В частности, в Послании народу Казахстана подчеркивается, что в растениеводстве надо идти по пути сокращения объемов выращивания малорентабельных водоемких культур и замены их овощной, масляничной и кормовой продукцией. Именно так поступают земледельцы Мактаарала. Уже через год хлопковое поле основного хлопкосеющего региона страны сократится на треть. О том, готов ли аграрный сектор выполнить поставленную Главой государства задачу, в беседе нашему корреспонденту рассказал генеральный директор Казахского НИИ хлопководства, доктор сельскохозяйственных наук Ибадулла УМБЕТАЕВ.

Ибадулла УМБЕТАЕВ
– Масштабная диверсификация сельского хозяйства с учетом растущего глобального спроса на продовольствие, значительный рост урожайности, восстановление животноводства с учетом передовых технологий и традиционной практики, снижение водо- и ресурсопотребления – вот слагаемые успеха, которые в состоянии обеспечить развитие экспортного потенциала, в том числе экологически чистой продукции.

– Ибадулла Умбетаевич, наличие земельных ресурсов обеспечивает нашей стране значительное конкурентное преимущество в сравнении с другими странами и является хорошим потенциалом. Однако на фоне усиливающейся конкуренции на мировых рынках продовольствия на первое место выходит создание и оперативное внедрение инноваций в аграрном секторе. Здесь нам есть чем похвалиться?

– Безусловно. Если говорить о нашем институте, то результатом проведения селекционных и биологических исследований стало создание и внедрение в производство одиннадцати конкурентоспособных сортов хлопчатника серии «Мактаарал», два высокопродуктивных сорта дынь, один сорт арбуза и отечественный сорт люцерны «Коксарай». Он предназначен для орошаемой зоны. Урожайность сухого сена составляет 230–250 центнеров с гектара.

– Ряд инновационных технологий уже внедрено в хлопкосеющих регионах. Дают ли они на полях такой же эффект, как и на научных делянках института?

– Попробую ответить на этот вопрос, используя статистические данные. По урожайности в хлопководстве по неофициальному рейтингу в 1995–2000 годах наша республика занимала 23-е место среди хлопкосеющих 68 стран мира. По итогам 2012 и 2013 годов мы вышли на 11-е место. Если 5–6 лет тому ­назад на юге собирали 500–550 тысяч тонн бахчевых культур, то в прошлом году производство превысило более одного миллиона тонн, из них 66% экспортировано за пределы респуб­лики. Нашими учеными получено 18 инновационных патентов.

– Что за проблемы, которые мешают наращиванию сельскохозяйственного сектора?

– Основой интенсивного использования орошаемой пашни является правильная структура посевов, в соответствии с которой определяется схема севооборотов, чередование культур, обеспечивающих повышение плодородия земель, максимальный выход необходимой продукции высокого качества, рост урожайности сельскохозяйственных культур, укреп­ление кормовой базы животноводства, подавление сорняков, вредителей и болезней.

Бессменное возделывание хлопчатника в течение 70 лет, как без применения удобрений, так и с их применением, снизило содержание гумуса в почве соответственно на 41 и 33% по сравнению с исходным состоянием. Начиная с конца 80-х годов урожайность хлопчатника падала до 14–16 центнеров с гектара. В результате дефицита поливной воды и нерационального ее использования резко снижалась эффективность орошаемого земледелия.

Например, в развитых странах при использовании одного кубометра поливной воды получают в среднем от 3,7 до 7,0 килограмма продукции, а у нас в республике 0,5–1,2 килограмма, на получение одного килограмма сельскохозяйственной продукции соответственно расходуют 150–500 литров воды, а у нас 1 100–2 300 литров. Все это привело к тому, что перед аграрным сектором экономики южного региона страны стоит непростая задача наращивания производства хлопка, зерна, плодоовощной продукции и укрепление кормовой базы животноводства при эффективном использовании поливной воды.

Разработанные инновации зачастую слабо внедряются из-за отсутствия сельскохозяйственной спецтехники, оборудования, недостаточности высококвалифицированных специалистов и низкого уровня знаний фермеров.

– Ибадулла Умбетаевич, насколько охотно идут по пути внедрения инновационных технологий на своих землях крестьяне?

– Сразу замечу, что высокоинтенсивное сельскохозяйственное производство требует комплексного, системного подхода. Внедрить только одну инновацию и при этом некачественно проводить другие агротехнические мероприятия – это значит впус­тую тратить время и деньги. Учеными института, к примеру, разработана вся технология возделывания хлопчатника от посева до уборки, включая осенне-зимние агротехнические мероприятия.

Внедрены в производство новые способы посева, междурядные обработки, водо-, ресурсосберегающие технологии и новые технологии по дефоляции хлопчатника. Все новые отечественные сорта серии «Мактаарал» являются засухоустойчивыми, болезнеустойчивыми и солеустойчивыми, что позволяет им вполне благоприятно чувствовать себя на засоленных почвах, которые занимают почти 50% от общей площади поливных земель области.

Сегодня новые отечественные сорта хлопчатника сеют на 85% от общей посевной площади. При этом инновационные технологии внедрены только на 47–51% хлопковых полей. Вот почему Минсельхоз совместно с областным акиматом пошли по пути разработки Комплексного плана по диверсификации посевных площадей хлопка в Мактааральском районе, который сейчас находится на утверждении в Правительстве. Научное обеспечение проекта возложено на наш институт.

– Могли бы вы чуть подробнее остановиться на сути диверсификации посевов в основном хлопкосею­щем регионе страны.

– Минсельхозом с привлечением научных организаций разработана Карта специализации регионов по производству конкретных видов сельхозпродукции, исходя из природно-климатических условий, внутренних и внешних рынков сбыта. Она стала одним из инструментов по диверсификации структуры посевных площадей, которая предполагает сокращение посевов пшеницы на севере и хлопчатника и риса на юге, и, наоборот, расширение площадей под зернофуражными, бобовыми, кормовыми и бахчевыми культурами, садами и виноградниками.

Если говорить о программе диверсификации посевов хлопчатника , то в ее основе лежит решение трех проблем – диверсификация площадей хлопка, сокращение дефицита поливной воды в период вегетации и снижение уровня засоленности почвы. Специальная комиссия, всестороне изучившая воп­рос, пришла к выводу, что необходимо сократить посевы хлопчатника в Макта­аральском районе на 28 тысяч гектаров, отведя под монокультуру 66 тысяч гектаров, вместо 94 тысяч гектаров.

Мактааральский район имеет 137 тысяч гектаров орошаемых земель, из которых 48% имеют различную степень засоленности. Вместо хлопчатника надо сажать и сеять культуры, способные давать урожай на этих землях. Второй аспект касается дефицита поливной воды, который приходится на июнь – август, когда идет полив хлопчатника. Разработанный нашим НИИ гидромодуль районирования позволит растянуть вегетационный период с апреля до начала октяб­ря. Каким образом? За счет посадки ранних овощей, бахчевых под пленкой, в горшочках в открытый грунт, что уже давно делают дальновидные руководители крестьянских хозяйств. Хлопчатник, забирающий до 80% отведенного райо­ну лимита влаги, сеют гораздо позже.

Задача сводится к тому, чтобы развести все возделываемые культуры по срокам полива. И не допускать ситуа­ций, когда в разгар июля вода требуется для полива всем и сразу. Это один из путей разумного расходования воды. Другой – использование подземных дренажных вод. До сих пор никто не проанализировал, какой их запас существует в районе. В советское время грунтовые дренажные воды использовали для полива, разбавляя арычной водой, чтобы снизить уровень минерализации. И успешно использовали этот «коктейль» для полива.

Во время подготовки плана диверсификации выяснилось, что на самом деле крестьяне получают достаточный объем воды для орошения. При норме полива гектара хлопчатника надо от 2 500 до 3 000 кубометров воды. Этот объем варьируется от уровня залегания грунтовых вод. На юге же расходуется до 5 000 кубов. Причем орошают посевы чаще всего бороздковым способом, то есть затоплением, сбрасывая излишки воды в оросительную сеть. В итоге складывается такая ситуация: зимой промываем от солей землю, летом выносим соль на ее поверхность. При общем же дефиците влаги ни один литр не должен сбрасываться впустую!

– Уже определились с тем, что рационально сажать вместо хлопчатника?

– Да. В ходе разработки Комплексного плана по диверсификации определена площадь посева и экономическая эффективность сельхозкультур, высеваемых на сокращенной площади хлопка. Она выглядит примерно так: под бахчевые отводится 6,2 тысячи гектаров, под кукурузу – 6 тысяч гектаров, многолетние травы займут 7 тысяч гектаров, овощи – 6 тысяч гектаров, сады и виноградники предполагается разбить на 3 тысячи гектаров.

– Остается вопрос: как убедить крестьянина не идти по пути традиционного возделывания монокультуры, а хотя бы частично разно­образить специализацию хозяйств?

– Только расчетом целесообразности тех или иных посевов. Необходимо, что называется на пальцах, убедить земледельцев, дав четкий расклад, что выгоднее на самом деле. Анализ рентабельности сельскохозяйственных культур показывает, что хлопок при максимально выдержанной агротехнике приносит доход с каждого гектара до 140 тысяч тенге. В то время как многолетние травы, которыми в районе засеяно всего лишь 7,1 тысячи гектаров, на третий год высева приносят доход с 1 гектара в размере 269 тысяч тенге. Арбузы и дыни – 882 тысячи тенге. Причем выгодны бахчевые культуры еще и тем, что можно в конце августа, когда с баштанов все убрано, посеять, например, кукурузу на «зеленку» и получить второй урожай. В числе лидеров по рентабельности – ранние овощные культуры. Мы подсчитали, что гектар посевов приносит доход в один миллион 95 тысяч тенге. Убрал урожай в июне – засевай освободившуюся площадь второй культурой, повышай тем самым отдачу гектара. Но ни с чем по доходности несравнимо выращивание плодов. Известное крестьянское хозяйство «Каршига» зарабатывает уже сейчас на каждом гектаре интенсивных садов по 5 миллионов 700 тысяч тенге. Я бывал во многих странах мира и видел, что фермеры, почувствовав изменение конъюнктуры рынка или же обнаружив проблемы с плодородием почвы, легко переходят с одной культуры на другую. У нас же мертвой хваткой держатся за хлопчатник, хотя в отдельные годы прогорают, оставаясь в долгах как в шелках.

Мы подсчитали, что ожидаемый валовой доход от диверсификации в Мактааральском районе составит около 40 миллиардов тенге. Это на 32 миллиарда тенге больше по сравнению с производством хлопчатника на тех самых 28 тысячах гектаров.

– Видимо, срабатывает десятилетиями сложившаяся традиция, так сказать, накатанная колея, сходить с которой сложно.

– Наверное, уже давно в районе нет тех специалистов, которые досконально знали технологию выращивания высоких урожаев хлопка и соблюдали традиции. На поля пришли неопытные люди, каждый из землевладельцев мнит себя агрономом. Я вам приведу такие цифры. Среди слушателей центра распространения знаний «Мактаарал», открытого при нашем научно-исследовательском институте, 9–12% имеют сельскохозяйственное образование, больше половины – только среднее. Не секрет, что в их числе бюджетники, получившие паи после сегментации колхозов и сов­хозов. В год обучается несколько сот человек, так что я могу уверенно судить о том, сохранились ли традиции или нет. Добавлю еще один штрих к нарисованной мною картине: на 10–15 гектаров посевных площадей агроном не придет, его содержание фермер не потянет. Специалиста в состоянии нанять только крупные хозяйства, где можно использовать новые технологии. Вот такая грустная история про хлопковые традиции.

– В любом новом деле нужна мотивация. Предусмотрена ли поддержка со стороны государства тем, кто пойдет на изменение структуры посевных площадей?

– Значительная. Финансовое обеспечение проекта – 34 миллиарда 100 миллионов тенге. Если конкретно, то в этой сумме заложено удешевление ГСМ, субсидирование минеральных удобрений, семенного материала. Будут выделены деньги на агротехнические работы и зарплату. Кроме того, на приобретение техники и сельхозорудий, на строительство овощехранилищ.

Если оперировать суммами, то имеем следующий расклад: кредитование посева сельхозкультур – 17,8 миллиарда тенге, приобретение сельхозтехники – 2,8 миллиарда тенге, субсидирование производства сельхозкультур – 5,0 миллиарда тенге, строительство плодо-овощехранилищ – 2,0 миллиарда тенге, реконструкция и строительство дополнительных водных объектов – 5,3 миллиарда тенге. На капитальный ремонт 218 скважин вертикального дренажа – 1,2 миллиарда тенге.

Любовь ДОБРОТА,
dobrota@kazpravda.kz
Южно-Казахстанская область

Пікір қалдыру

Cіздің email адресіңіз бөгде адамдарға көрсетілмейді Негізгі жолдар белгіленген *

*

Система Orphus